Главная \ Свадьбы. Мехъерар

Свадьбы. Мехъерар

Вечернее танцевальное шоу!
maxresdefault (3)

 Кьакьан синел вад айванар
Вад айванар гар галаз хьуй.
И дуьньядал жедай вад югъ,
РикIиз кIани яр галаз хьуй           

 Играют свадьбу несколько дней, и в каждый день происходит что-то определенное. В первый день занимаются приготовлениями, рано утром собираются особо приближенные виновников свадьбы, с обеих сторон, ближайшие их родственники, и каждый у себя во дворе пекут хлеб и готовят угощения. На свадьбу приглашается много гостей, так что, работы хватает всем. К свадьбе начинают готовится задолго до дня церемонии. Свадьба главное и самое важное событие в жизни каждого селялянина. Выдать замуж дочь, или женить сына - это, можно сказать, смысл существования многих.   

    Танец жениха
Лезгинка12

Без мяса - нет свадьбы. Для этого случая специально выращивают бычка. Это понятно, так дешевле. Мясо в сочетании с капустой, овощью, которую в изобилии выращивают в этих местах, дает невероятно вкусное лезгинское национальное блюдо - дулма, ключевое угощенье всех свадеб. Плюс - просто приготовить, несложно посчитать и соотнести к количеству гостей. В свадебном меню, конечно же, пристствуют и другие блюда из мяса. Например, такие как шурпа и шашлык.

Без непосредственного и активного участия родственников в селе вообще ничего не происходит. Любое мало-мальски значимое событие начинается со сбора родственников. Первый день тоже веселый день. Но веселье пока не    масштабное, в рамках двора и строго при участии родственников.
На второй день уже подтягиваются гости, пьют, танцуют, веселятся. В этот день родственники жениха, с музыкой, шумною толпою, пританцовывая на ходу, на открытых подносах несут невесте подарки. И по ходу еще какие-то мелкие условности, предусмотренные обычаями. А вечером - публичные танцы на центральной площади.
Только на третий день невеста преступает порог дома жениха. 
По традиции, девушка при замужестве обязательно должна переехать в дом родителей жениха, даже в том случае, когда у жених уже есть свой собственный дом. Других вариантов горские традиции не предусматривают. Чуть позже они начнут строиться, строить дом будут долго, потом, достроив, когда-нибудь, они будут там жить и добра наживать. И лет через двадцать метафизический круг бытия замкнется - и все повторится.
  
Много приезжают из соседних сел, много также городских - уехавшие из села родственники, и просто односельчане. Традиция погулять на свадьбе прочно вплелась в геном лезгина, поэтому приезжают все с удовольствием, даже без явного приглашения. Городские уже изрядно истомились по свадьбам за долгие месяцы их отсутствия в жизни. 

В горах все соседние села хаотично и перекрестно связаны между собой брачными узами. У каждого горца всегда найдется с десяток родственников в любом соседнем селе. Кроме того, в горах развито куначество. Куначество появилось не просто так. Тому есть объяснение. В суровых горных условиях раньше, когда не было и речи о каком-либо транспорте, а иметь коммуникацию с ближайшими центрами цивилизации, таким как Дербент, Баку, например, или с городами-резиденциями очередного правителя этих мест, было необходимым условием выживания, а дорога туда по горам занимала несколько дней, особенно зимой, люди научились с легкостью пускать к себе путников. Перед ним гостеприимно распахивал двери любой селянин любого села по пути, давал гостью пищу и кров. В горах было развито коробейничество. Мелкие торговцы ходили по селам и торговали мелкими товарами и услугами, необходимыми в хозяйстве. Они были вынуждены по долгу службы оставать в селе на несколько дней, в гостях у кого-нибудь селялнина. Каждый добропорядочный карабейник имел по кунаку в каждом селе. Помимо коробейников по селам мигрировали лудильщики и прочие мастеровые. Это те, кто чинил прохудившуюся медную посуду и другую утварь. Им работать нужно было не тодин день, поэтому они тоже имели кунаков в каждом селе.

Вечерние публичные танцы на одной из сельских площадей есть ключевое событие свадьбы, можно сказать, ее сердце. Именно там происходит кульминация свадьбы, за которой уже не за горами финал всей церемонии - привод невесты в дом жениха. На площадь приходят все. Есть две категории участников вечернего танцевального шоу - марафона. Родственники и друзья хозяев свадьбы, они в списках, они официальные участники свадьбы. На них традициями возложена важная миссия в этот вечер - они все обязаны станцевать. Чем больше именно этого контингента, тем для хозяина выгоднее. Дело в том, что каждый танец это не просто танец, это еще и траты. Танцующий обязательно должен будет заплатить музыкантам за аккомпанемент. А музыкантов хозяин нанимает за фиксированную плату, следовательно, все излишки его.  

А есть простые смертные, не важно, приехавший он или местный, они тоже обязательно придут поглазеть на шоу. Как уже было сказано, городские за год соскучились по свадьбам, и они в отпусках, а отпуск бывает раз в год, поэтому придут непременно. Они тоже могут получить право станцевать при большом желании, запретов нет, но они не обязаны, тут дело сугубо индивидуальное.
 Кроме всего, ведь каждому приехавшему хочется показать свою состоятельность, подтвердить или укрепить свой социальный статус, дескать, не абы кто я там, на чужбине, а уже довольно зажиточный человек. 
А где еще это можно показать, как не на свадьбе?

В горах социальный статус и, как следствие, уважение к данной персоне, определяется исключительно зажиточностью оного. Если, конечно, он не чиновник. Статус чиновника, причем любого, даже самого низкого уровня, априори выше.
Менталитет горского человека таков, что даже если он уехал из этих мест, возможно, навсегда, но все равно продолжает себя ощущать частью именно этого социума. Поэтому ему жизненно необходимо поддержать, а по возможности повышать, свой социальный статут именно в этой среде. 
Что касается самого хозяина, то присутствие на его свадьбе большого количества людей, не важно, приглашенные они или сами пришли, тоже способствует в какой-то степени повышению его статуса.
Лезгинская свадьба это уже давно не просто свадьба, в классическом понимании, она плавно перешла из простой церемонии женитьбы, создания новой семьи, в сложное и запутанное мероприятие всесельского масштаба. Там сам черт ногу сломает, если заглянет в таблицы финансовых обязательств, что хранятся в сундуке у каждой хозяйки, пытаясь понять сложные схемы и графики свадебных взаиморасчетов - кто, когда, у кого, сколько и кому. 
Лезгинская, да и вообще любая горская свадьба – это история про родителей. Это их мероприятие, именно они инициаторы и идейные вдохновители, именно они составляют списки гостей, и остаются главными действующими лицами на всем протяжении действа. Сценарий и регламент самой церемонии всегда были, и остаются пока, нерушимыми, они идут из глубин веков. Они были сформированы столетиями культурой, менталитетом, обычаями и традициями, сложившимися, в том числе, под влиянием всевозможных захватчиков (монголо-татары, арабы, персы, тюрки), которых в этих местах всегда было сверх меры. Но, надо также отметить, что в наши дни, уже в двадцать первом веке, старый сценарий претерпевает, может быть, самые большие изменения за сотни лет. Есть уже попытки некоторых прогрессивных селян сократить продолжительность церемонии, свести ее до одного дня гуляний, ограничиться единственным торжеством в банкетном зале. Жениха и невесту все чаще можно увидеть сидящими рядом за отдельным столом, на манер русских. Причем невеста без свадебного покрывала на голове. Что раньше было немыслимой вольностью, непростительным отходом от обрядов.  мехъер 2
Непосредственно самих жениха и невесту на классической свадьбе мало кто видит, но допускают, что они существуют где-то в природе. Их роль и значение в процедуре свадьбы настолько слабо выражены, что ими практически можно пренебречь. Они заняты каждым своими делом. Невеста, в радостном волнении, периодически пуская слезу печали, наряжается со своими родственницами где-то в полутемной комнате, обвешанной многочисленными коврами ручной работы. Выслушивая наставления родителей и опытных подруг. Жених с напускной грустью веселится где-то со своими друзьями, согласно обряду "скрываение жениха", который "стесняется в эти дни показаться на глаза родителям", но в нетерпеливом ожидании момента, когда же ему, наконец, приведут невесту. Тихо проклиная в душе тех, кто придумал такую длинную церемонию.