Главная \ МО "С\c Хлютский»

МО "Сельсовет Хлютский»

Глава МО «Хлютский с/с» Агамирзоев Г.Ж           

                                     002(3)44                                 Перейти на оф.страницу

 

                                                           

 

                                                           Рутульский район

Политические и социально-экономические последствия победы советской власти в Южном Дагестане

После установления Советской власти в Дагестане в апреле 1920 года основные события гражданской войны были завершены. Но это вовсе не означало, что вооруженное противостояние противоборствующих социальных сил прекратилось. Задачи, стоявшие перед ними, отнюдь еще не были реализованыНо борьба проходила уже в иных социально-политических условиях, чем в основной период гражданской войны. Тогда еще не был решен вопрос о власти. Обе противоборствующие стороны имели значительные возможности, и чаша весов склонялась то в пользу одной из них то другой.Вступление в пределы края в апреле 1920 года частей Красной Армии не только укрепило позиции местных большевиков, но и ускорило советизацию региона.

Нужно отметить, что большинство исследователей советского периода связывают полное изгнание добровольческих войск из пределов Дагестана с прибытием Красной Армии. На самом же деле весь Южный Дагестан к тому времени уже был освобожден от деникинцев повстанческими силами Совета обороны. Последние, покидая территорию Кавказа, признали Республику Северного Кавказа и Совета обороны и обратились к ним с просьбой бороться против большевизма, который давно стал разрушителем российской государственности. Сам факт роспуска большевиками Совета обороны Северного Кавказа и Дагестана и создания на его месте Северокавказского Революционного комитета в марте 1920 года, вызвал возмущение остальных членов антиденикинской коалиции, без согласия которых была решена участь Совета обороны.

 Продвижение частей Красной Армии по территории Дагестана сопровождалось актами насилия и грабежей местного населения. Многочисленные архивные данные подтверждают наличие фактов красного террора, хотя и оговаривается их направленность против контрреволюционной части населения края.
Необходимо заметить, что подобные эксцессы имели место и в Южном Дагестане, но значительно меньше, чем в Северном, потому как юг в меньшей степени был охвачен дислокацией красных частей.
Стремясь укрепить положение власти в регионе, центр оказывал в то же время Дагестану значительную материальную помощь. По указанию В.И.Ленина Совнарком России выделил для Дагестана 200 млн. рублей, а ревком Азербайджана, юрисдикция которого распространялась и на Дагестан, отправил ^соседям 5 млн. рублей, 35 тыс. аршин бязи, 5 вагонов сахара, 2 вагона чая, 16 вагонов риса, вагон мыла, тысяча пудов бумаги, телеграфное и телефонное оборудование. Глава советского государства Ленин опасался того, чтообы неправильное поведение советских чиновников, военных и др. не возбудило население Дагестана против Советской власти. Еще 2 апреля 1920 года Ленин дал телеграмму Реввоенсовету Кавказского фронта Орджоникидзе следующего содержания: "Ещё раз прошу действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно при вступлении в Дагестан. Всячески демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам, их автономию, независимость и прочее.

 Экономическое положение в Южном Дагестане усугублялось тем еще, что в 1920 году была закрыта дагестано-азербайджанская граница и запрещен вывоз товаров. Эта мера советской власти обрекала население Самурского и Кюринского округов на голодную смерть. Осознав всю пагубность этого мероприятия, местные власти весной 1921 года сняли запрет, ибо возрастающее недовольство населения могло привести к непредвиденным последствиям. Был разрешен ограниченный обмен товарами строго под контролем и с разрешения советских властей. Ситуация осложнялась тяжелейшим экономическим положением во всем Дагестане. В телеграмме Президиума Дагестанского ревкома в Наркомат по делам национальностей Росси отмечалось: "Трехлетняя гражданская борьба до того истощила Дагестан, что горская беднота питается травой, продает своих детей, разводится с женами. Полное отсутствие мануфактуры вынуждает горцев одеваться в шкуры, а женщины почти голые сидят дома. На этой почве развиваются болезни, массовые смертные случаи, самоубийства и недовольства. Голод угрожает и будущему году, так как вспаханные поля остаются незасеянными вследствие отсутствия семян.

С утверждением советской власти её органами на местах был взят курс на ограничение и вытеснение духовенства из политической и общественной жизни края.

В разгар гражданской войны, когда большевикам требовалась поддержка демократического духовенства, они обещают его лидеру Али-Хаджи Акушинскому полную свободу религиозного культа, а когда победили своих противников, стали на практике ограничивать влияние духовенства на массы: преследовать духовных лиц, заменять шариатские суды и духовные школы гражданскими, вытеснять мусульманскую религию. В своем известном письме лидер мусульман Дагестана Али-Хаджи Акушинский резко выступил против подобной практики советских властей. Неприязнь у горцев вызывали и злоупотребления новых чиновников: взятки, поборы, превышение власти, незаконные аресты. В сельской местности Южного Дагестана имела место полная политическая неразбериха и административная дезорганизованность. Представитель Дагревкома, побывавший в служебной командировке в Уркарахском участке Кайтаго-Табасаранского округа, писал, что "между ревкомами и партийными ячейками происходили постоянные трения, всюду царило взяточничество, указания Дагревкома о подводной и одежной провинности не выполнялись, грабители угоняли скот у населения. В общественной жизни села тон задает религиозное духовенство. Приезд представителя Дагревкома вызвал переполох. Местное население жаловалось на притеснения религии, закрытие мечетей ". Подобные факты имели место и в других округах региона, что подтверждается многочисленными архивными данными.

Ситуация осложнялась трудностями сообщения с дальними районами и аулами. В таких селениях, как Хнов и Борч Самурского округа, люди мало, что знали о Советской власти. Эти знания ограничивались сведениями о назначении ревкомов и сборе продналога. Дело в том, что специфика многих горных селений Южного Дагестана заключается в их труднодоступном расположении и в силу этого многое здесь "запаздывало ", в том числе и советское строительство. В связи с тяжелым продовольственным положением власти ввели в Самурском "округе карточную систему. Проводилась раздача продуктов по селениям.Несмотря на все сложности социально-экономического положения в регионе, власти стремились всеми мерами укрепить свое положение. С этой целью повсеместно проводились съезды ревкомов. Особое возмущение среди горцев вызывала продразверстка. Архивные данные содержат многочисленные жалобы населения на произвол продовольственных комитетов.

 От работников облпродкома исходили требования на имя отдельных селений и даже округов о сдаче известного количества баранов, бурок, шерсти и др. Иногда голодным округам, способным прокормить себя своим хлебом три - четыре месяца в году, предлагали сдать хлеб.

Подобные притеснения и произвол местное население испытывало и от дислоцированных в регионе воинских частей. Самурский окружной комитет в марте 1921 года вынужден был издать приказ, запрещающий под страхом передачи в ревтрибунал изъятие и убой оголодавшего и негодного к потреблению скота у населения представителями армии.

Злоупотребления молодых органов советской власти, неучёт местных социальных и национальных особенностей, традиций и обычаев вызывали гневную реакцию среди коренного населения. Особенно болезненными были вопросы религии и частной собственности, на страже которой стоял шариат. Недовольство народа вылилось в открытое вооруженное восстание в ноябре 1920 года. Оно началось в высокогорном Анцухо - Капучинском участке Гунибского и Дидоевском участке Андийского округа и охватило значительную часть Дагестана. Вопреки утверждениям историков советского времени, это был не мятеж кулацко-мульских элементов, а всенародное восстание во главе которого стало духовенство, как наиболее организованная и влиятельная политическая сила. Официально целями восстания были национальная и религиозная свобода. Достижение этих целей было невозможно без свержения существующей власти. Восстание охватило высокогорную и нагорную часть Дагестана. Но Южный Дагестан на восстание не поднялся: слишком велико было влияние пролетарского Баку. В то же время необходимо учитывать, что духовенство Южного Дагестана во главе с шейхом Гаджи-Эфенди Штульским было на стороне Н.Гоцинского, однако их физического участия в восстании не прослеживается.

Одновременно с началом восстания в Аварском и Андийском округах в ряде округов Южного Дагестана начали действовать повстанческие отряды. Они не были связаны единым центром и по форме своих действий больше напоминали качагские отряды начала XX века. Об одном из таких отрядов, действовавшем вблиз реки Самур под командованием Машбала-Магома-оглы, сообщают архивные данные. Хотя население Южного Дагестана на восстание не поднялось, но в подавлении восстания приняли участие и ополченцы южных

Органы советской власти принимали все меры для ликвидации восстания. Помимо сосредоточенной в Дагестане значительной армейской группировки, на местах, по рекомендации руководства края стали организовывать ополченские отряды из горцев. При приеме в партизанские отряды учитывалось социальное происхождение. Как правило, это были беднейшие слои горцев, которым терять было нечего (многочисленные факты свидетельствуют о приеме в партизанские отряды голодных и раздетых горцев). В качестве стимула ополченцам была обещана значительная материальная помощь, что в дальнейшем вызовет в рядах бывших "красных партизан" недовольство несправедливым распределением наград, льгот и привилегий. Профессор М.А. Магомедов в своей работе пишет: "Нужно отметить еще одно обстоятельство. Во время подавления восстания большевикам удалось поднять горцев друг против друга-случай крайне редкий и необычный для Дагестана".

В самый разгар восстания , 13 ноября 1920 года, на Чрезвычайном съезде народов Дагестана была провозглашена автономия республики. Провозглашение советской автономии Дагестана сыграла определенную роль в стабилизации политической ситуации в крае и победе советской власти. Но самым действенным аргументом в пользу новой власти была огромная материальная помощь горцам. Она выражалась не только в направлении в Дагестан сотен миллионов рублей деньгами, машин и механизмов, семенного материала, продовольствия и мануфактуры, но и в непосредственном участии русских-интеллигентов, военных, рабочих в восстановлении разрушенных жилищ и хозяйств, строительства дорог и оросительных каналов, борьбе с болезнями-малярией, туберкулезом и др., с сельскохозяйственными вредителями, особенно с саранчой.

В идеологической сфере усилия советских властей были не столь успешны. Обещанное право наций на самоопределение, суверенность было сведено к скромной автономии для учета местных особенностей. Обещанное право на свободу вероисповедания свелось к предоставлению возможности иметь шариатский суд по незначительным правонарушениям , прежде всего в семейно-бытовой сфере, а также к функционированию ряда крупных мечетей. Все это под строгим контролем властей. Вакуфы отобрали, наиболее крупные социально-экономические мероприятия не согласовывались с нормами шариата, адатами и традициями горцев. Религиозные деятели, даже ученые-арабисты преследовались. Со временем стало опасным даже хранить религиозную литературу, даже древние рукописные книги на арабском шрифте. В то же время внедрялось официальное делопроизводство на русском языке, хотя декларировалось равноправие языков. (Это еще в 1913 г. было причиной восстания горцев Дагестана, возражавших против введения русского письмоводства). Закрывали мечети и примечетские школы. Препятствовали паломничеству к пирам и хаджу. Возмущала горцев и практика невыдачи тел убитых и расстрелянных для погребения по мусульманскому обычаю.

Большим и очень болезненным ударом по горской экономике было введение в Дагестане продразверстки. Дагестан по своим природно-климатическим условиям не был в состоянии прокормить себя собственным хлебом. Поэтому продразверстка просто обрекла горцев на голодную смерть. К тому же местные органы власти быстро погрязли в коррупции, других злоупотреблениях. Все это отнюдь не вызывало симпатий у населения Дагестана к национальной политике советской власти. В октябре - ноябре 1921 года повсеместно прошли выборы в сельские, участковые Советы депутатов, где благодаря принятым "мерам " победили сторонники большевиков,

Власти стремились опереться на беднейшие слои населения, но и те проявляли недовольство. А ведь новая власть считала своей социальной опорой на селе бедноту. На первом съезде бедноты Самурского округа (1-3 октября 1921 года) было решено взять на учет всех, имеющих арбы, подразделять их по состоятельности, совершенно освободить от гужевой повинности бедняков. Съезд обратил внимание на многочисленные случаи нарушения законности в сельской местности и потребовал чистки административного аппарата, выдвигая в его состав не только партийных, но и беспартийных, но честных-людей.